English

Новости: Новости и события

СЕМНАДЦАТИЛЕТНИЙ РАЗВЕДЧИК

08 мая 2018

 

Ветеран Великой Отечественной войны Павел Савельевич Рогонич попал на фронт в 17 лет. Освобождал Украину, Чехословакию, Польшу, Германию, был участником исторической встречи на Эльбе советских и американских солдат, несколько раз ранен, награжден орденами и медалями.

 

«Когда началась война, был ясный солнечный день, - рассказывает Павел Савельевич. - Как раз закончилась посевная, и в деревне устроили по этому поводу сабантуй, весь день 22 июня мы провели празднично. Вечером с ребятами отправились в клуб на танцы. Вдруг прибегает парнишка с машинно-тракторной станции, где было радио, с криком «Война!». Мы, конечно, не поверили, но тут в клуб приехал начальник местной милиции и официально объявил, что на нашу страну напали фашисты. Все тут же разошлись по домам, спать никто не ложился, все думали, что теперь делать, как быть... В деревне наступила такая тишина, что даже собаки не лаяли. А наутро из военкомата стали разносить повестки.

 

В 1942 году нас, семиклассников, начали обучать военному делу: разбирать-собирать винтовки, чистить их, мы ходили на стрельбище, изучали строевую подготовку. Потом в школу пришли два лейтенанта, спрашивая, кто из нас хочет в разведку, а кто в связисты или снайперы. В разведшколе я отучился полгода, после чего нам вручили повестки и стали отправлять на украинский фронт. Вместо разведки в ноябре 1943-го сначала попал в танковый десант. А это же страшно представить. В шубе, маскхалат на тебе, на танк садишься вместе с другими бойцами и вперед, двигатель гудит, от него черный дым валит, а тут по тебе бьют и самолеты, и артиллерия. Из шести, что сели на броню, через минут десять боя в живых оставались один-два бойца». В десанте ветеран прослужил полгода, был ранен, подлечившись, вернулся в строй, но уже в разведроту.

 

Достать «языка» любой ценой, разведать оборону противника, добыть секретные документы – такие задачи не раз приходилось решать юному разведчику. «Приказ не обсуждался, его надо было выполнять», – говорит Павел Савельевич. Особенно запомнилась ветерану операция зимой 1945 года в Чехословакии возле городка Спишска Нова Вес по ликвидации наблюдательного пункта на высокой горе. «Оттуда с высоты было видно передвижение всех частей, и наших, и немецких, – продолжает он. – Немцы с той точки вели наблюдение и передавали своим координаты наших войск. Руководить операцией назначили старшего лейтенанта Сашу Гусева. По его заданию саперы сделали для нас проходы через минные заграждения и колючую проволоку. Шли ночами, днем составляли маршрут. Было холодно, снежно, шли на лыжах обязательно против ветра, чтобы не выдать себя звуками и запахами…

 

Часовых убрали быстро, тихонько подошли к палаткам и видим – один играет на губной гармошке, другой что-то готовит на спиртовке, а третий передает по рации сообщение. Мы ворвались в палатки: «Хенде хох, ребята!». Немцы, конечно, нас не ждали, всех их повязали, положили, наш радист сообщил командиру полка, что задание выполнено. Несколько дней мы провели на захваченной высоте, немецкий радист по нашему требованию передавал своим неверные сведения. Фашисты потом сообразили, в чем дело, пытались прорваться к вершине. Мы,18 разведчиков, заняли круговую оборону и до прихода подкрепления двое суток отражали вражеские атаки. Стрельба практически не затихала ни днем, ни ночью, без потерь тогда не обошлось…».

 

Посчастливилось Павлу Савельевичу стать участником и свидетелем исторической встречи на Эльбе. «Война шла к концу, Это было, по-моему, 25 апреля, мы подошли к реке Эльба, на другом берегу город Торгау. Бои шли кругом, а здесь было перемирие, мы ждали американцев. Наши войска с этой стороны, американцы где-то с другой. Все мосты были взорваны, саперы навели быстро понтоны, ждем день, два, а союзников все нет. Потом послали на тот берег разведку, что там такое узнать. Через часа два возвращаются, говорят, что в городе никого нет – ни немцев, ни американцев, население все попряталось по домам, сидят-боятся. Потом появился американский самолет, один круг сделал над расположением наших войск, второй, а наши части все были наготове, и авиация и артиллерия, потому что не знали, что ждать в этой ситуации. И тут внезапно, как будто из-под воды, выскочил наш ястребок и как погнал американский самолет, а тот то ли от страху, то ли от неожиданности не справился с управлением и разбился. Потом примерно через час появились американцы, тут пошло братание. Мы пытались хоть как-то понять друг друга, некоторые американцы чуть-чуть говорили по-русски, один спрашивает меня, откуда ты, говорю из Сибири, он показывает, растирая руки, мол, холодно там у вас, сколько градусов, показываешь ему на пальцах, сколько. Общались недолго, день-два, потом разошлись каждый на свою территорию и дальше на Берлин!». День Победы Павел Савельевич встретил в госпитале, так как перед самым концом войны вновь был ранен.

 

После войны П.С. Рогонич хотел стать военным, но не прошел медкомиссию. В 1946 году вернулся в Омск. На заводе им. П.И. Баранова в ОМТС проработал 33 года.

 

В свои годы – а ветерану 91 – Павел Савельевич также любит и ценит жизнь, хотя многое пришлось испытать и пережить на войне, разные ситуации случались и в мирной жизни, сохраняет бодрость духа, оптимизм. Интересуется политикой, читает газеты. Очень хочется ветерану еще раз съездить на родину в Оконешниково, а также побывать на заводе в День Победы.

На печать